Вход | Регистрация
logo
Журнал пользователя:  Мак Мед

Свет и Тьма. Часть Третья.   01.04.2008 15:29
Второй этаж дома в конце улицы района аристократов.
Дверной замок недовольно проворчал что-то своим металлическим голосом, когда ключ провернулся в нём пару раз по часовой стрелке. Дверь плавно отворилась. На пороге стоял молодой парень, силуэт которого на фоне ясного и яркого дня, выделялся тёмным цветом. Парень был высок и худощав. Он сделал шаг в комнату и привычным движением кинул ключи на столик, что стоял рядом с ним. Дверь так же плавно затворилась. В комнате было душно и парень, быстро стянув с себя высокие чёрные сапоги, отправился открыть окно в гостиной. Пройдя через обставленный деревянной мебелью коридор, парень вышел в просторную комнату. Прямо напротив коридора располагался камин, который сейчас, конечно же, был не затоплен. На каминной полке лежала стопка писем, цветок в горшке и несколько серебряных кубков. Рядом с камином стоял шкаф, в котором находилась и другая посуда – тарелки, миски, стеклянная утварь. Посередине комнаты, на мягком, тёмном ковре стояли два хорошо сохранившихся, старых кресла с высокими спинками. Между ними находился маленький, низкий столик, на котором были оставлены две глиняные чашки, тарелка с крошками от пирога и подставка под салфетки для рук. С восточной стороны комнаты находились письменный стол, книжный шкаф и лестница наверх. Письменный стол часто использовался и был завален книгами, бумагами. На столе также стоял канделябр, в котором были две наполовину сгоревшие свечи. Чернильница и перья, похоже, находились в одном из ящиков стола. На листах пергамента были красивым, аккуратным почерком, без любой помарки написаны какие-то тексты. Вероятно, рассказы или зарисовки. На самом верхнем листе стопки, находившийся отдельно, был набросок, эскиз некоего рисунка.
Парень прошёл мимо камина, мимо кресел, обошёл привычным движением письменный стол и направился на второй этаж. Сразу после всхода лестницы находилась дверь, открыв которую, парень попал в свою спальню. Здесь всё было обставлено в типичном, холостяцком стиле. Широкая кровать была наскоро застелена, рядом с ней была тумба, на которой находилась ещё одна стопка книг и почти прогоревшая свеча. Окно, находившееся на восточной стороне, обеспечивало пробуждение от ярких лучей Солнца. Даже сейчас, ещё задолго до полудня, Солнце хорошо освещало ковёр, что был укреплён на стене, прямо над кроватью, тумбу и ещё один шкаф, в котором хранилась разная мелочь. Со стороны, противоположной входной была ещё одна дверь, замаскированная под стену. Туда-то парень и двигался, преодолев несколько футов всего пятью шагами. Снова в руке у него были ключи, уже другие, цвета серебра, с широким кольцом, в связке с которым были ещё несколько ключей разного размера и формы. Парень бросил быстрый взгляд через стекло окна на улицу. По мощёной дороге, громко чеканя шаг, проскакала лошадь, на которой ехал один из известных народу князей. Он был закован в блестящий доспех, к седлу лошади был прилажен меч. Встречающиеся на пути люди, крестьяне и обыватели низко кланялись и расступались перед князем и желали ему доброго утра и хорошего дня. На другой стороне улицы располагалась лавка булочника, чуть дальше, к центру города были и магазины разнообразных торговцев. Там можно было приобрести всё, начиная от хлеба, завершая могучим конём, главное, чтобы было золото.
Парень уже подошёл к двери и, сходу попав в дверной замок ключом, повернул им один оборот в сторону. Дверь послушно распахнулась, представив взору ещё одну комнату, окунутую в полумрак, так как там не было ни одного окна. Лишь свет из другой комнаты слегка освещал малую часть. Парень, так же привычно выудил из складки плаща кремень и, постучав о другой камень, высвободил искорку, которая, попав на поверхность факела, находившегося здесь же – на стене в подставке, моментально взялась и вот уже парень держит в руке горящий факел, освещая всю комнату. Комната несколько уступала по размерам спальне и не радовала глаза множеством деталей. Единственное, что приковывало взгляд, было зеркало, высокое и широкое, которое отражало парня, стоящего в полный рост. К слову сказать, одет парень был просто, со вкусом. Чёрный плащ, высокие, чёрные сапоги, кожаный, тёмный камзол. Лицо было худым и изнеможенным, или это блики огня показывают его не с лучшей стороны? Похоже на то. Стройный, высокий юноша уверенными шагами ступил прямо сквозь дрогнувшую поверхность зеркала.
Зеркало не разбилось, не ударило паренька. Оно просто впустило его в себя, оставив на своей поверхности только всё участившуюся с каждой секундой рябь и отражение открытой двери, ведущей в спальню. Парень, как всегда при переходе закрывал глаза, ибо держать их открытыми, когда их ослепляет свет сотен Солнц очень сложно и больно. Через секунду, привыкнув к мраку, парень понял, что оказался в знакомом подвале. По левую и правую сторону тянулись тёмные, грязные стены. Тянулись, правда, недалеко. Парень поднял руку и провёл ею вдоль закрашенных кирпичей. Нажал на выключатель - в комнатке зажёгся свет. Лампочка была тусклой, старой, но работала безотказно и уже давно не требовала себе замены, пол был выложен плиткой, хотя некоторых фрагментов и не хватало. Впереди виднелась дверь. Парень бросил взгляд налево – там, на каком-то ящике лежала одежда. За которой он и потянулся. Через несколько минут, он был уже одет в современные джинсы, длинную футболку, джинсовую куртку и тёмные кроссовки. Выключив свет, парень твёрдыми шагами двинулся к жёлтым полоскам, какие бывают, когда видишь перед собой дверь, сквозь щели, от порога которой можно увидеть свет следующей комнаты. Три шага и вот он уже открывает новым ключом и эту, последнюю на пути дверь. Дверь, слегка скрипнула, но пропустила парня. Следующее помещение было простым коридорчиком подвала, каких в наше время бесчисленное множество. По правой стороне тянулись толстые трубы, под потолком свисали провода. Дверь, ведущая сюда, была снова заперта на ключ, и оказалось, что с этой стороны её ничего не стоит не заметить. Ещё несколько шагов отделяло юношу от свежего, загрязнённого автомобилями и человеческой деятельностью, воздуха. Поворот направо, ещё раз. Налево. Три ступеньки и теперь уж точно последняя дверь, которая даже не была заперта. Просто была приткнута кирпичом. Но и эта преграда была устранена, пружина, которая притягивала дверь, несколько раз натужно проскрипела что-то вроде: “Ходят тут...”
Вот и подъезд. Самый заурядный и обычный подъезд, каких тысячи. Стены по горизонтали делят напополам два цвета – синий и белый. Конечно же, нашлись и юные художники и просто хулиганы, которые углём и краской уже нарушили спокойствие этой части дома. Здесь красовались малопристойные каракули, такие же непристойные слова. Где-то на лестничной клетке, в одной из квартир, по телефону говорила некая тётка, явно переходя на высокие тона. Так обычно беседуют с ЖЭКом или другой коммунальной службой, когда чего-то явно не работает. Или работает, но не так. Парень направился вниз – к выходной двери, рука опустилась на холодную ручку металлической двери, другая так знакомо потянулась нажать на кнопку, которая разблокирует магнитный замок. Но дверь открылась сама – снаружи. Юноша отодвинулся ближе к стене, пропуская девушку с ребёнком, вежливо кивнув головой и прошептав, по привычке, одними губами: “Здрасьте...” Помог ей, придержав тяжёлую дверь, за что услышал слова благодарности и двинулся на улицу.
Сейчас было около одиннадцати часов утра, судя по горстке детей и родителей возле разукрашенной в разные цвета детской площадке. Разум снова вспомнил запахи города и его звуки. Тяжёлые басы, проезжающего самосвала. Музыка, жанра “Попса”, хотя, по мнению многих, это не жанр. Радостные крики и смех детей, бегающих по двору под присмотром родителей.
- Мефодий!- окликнул кто-то. Парень резко повернул голову в направлении, от которого донеслось это слово, конечно же, ведь его и зовут Мефодием.
К нему бежал, перебиваясь на быстрый шаг, парнишка, сверстник. Самый обычный тинэйджер, Чёрная футболка с трафаретом одной их популярных ныне музыкальных групп, джинсы, цепочки, наушник плеера, так грустно и обиженно покачивающийся на плече.
-Какие люди! Давно не видел. Как жизть?- тут же, не дождавшись ответа, начал обстрел вопросами его в прошлом хороший знакомый, но в силу обстоятельств и нехватки времени, малость заброшенный Мефодием, как и многие другие важные дела.
-Мишка! И тебе не болеть, дела хорошо... – продолжая идти по двору, ответил Мефодий.
Так они, беседуя и шутя, вдвоём прошли квартал, после чего Миша убежал по делам в магазин, а Мефодий продолжал идти к центру города. Город был не самым большим, находился под Москвой, был, по мнению Мефодия, намного приветливее мегаполиса, но о вкусах не спорят. Повсюду яркими глазами и улыбками ему встречались вывески и витрины магазинов и разных кафе. Множество самого разного народа бродило здесь в это, ой не соврать бы, субботнее утро. И группки малолетних хулиганов, то бишь тех, кто выглядел как среднестатистический хулиган. И вполне мирные на первый взгляд старушки, идущие под руку со своими супругами, так медленно, не торопясь, от чего Мефодию часто было неудобно на них смотреть – хотелось поделиться своей молодой силой, хотя бы частично, но он этого не мог... Сзади раздался звук велосипедного звонка и шум сжимаемой резины колёс, Мефодий лёгким движением освободил дорогу, прыгнув через низкий заборчик в сторону, где был маленький палисадник. За заборчиком начиналась тропка, выросшая здесь всего за несколько месяцев. Она вела к дому, если верить табличке на углу строения, номер сорок семь по улице Носова. К подъезду, которого Мефодий и направлялся. Подойдя к двери, он стал, как обычно, когда говорил по домофону, несколько нервничать, подбирая слова приветствия и размышляя, не перепутал ли номер квартиры. Но цифры 145 вбиты, кнопка вызова нажата, а сама электроника уже играет такую удивительно разнообразную мелодию, вот через полминуты ожидания в микрофоне раздаётся звук мужского голоса, который так по-доброму приветствует обычно людей, звонящих в эту квартиру в столь ранний час.
-Да. Чего надо?- приглушённо слышится сонный голос.
-Илья, эт я. Здравствуй, впустишь?
-Мефа! Да, конечно же, впущу, забегай...
Сеанс связи закончен, слова подобраны правильно и вот уже ещё одна магнитная дверь на сегодняшний день отворяется со звуком, присущим только таким дверям. По привычке, вытерев ноги о скомканную и побитую временем тряпку, лежащую на самом первом этаже, Мефа двинулся наверх, перепрыгивая через каждую вторую-третью ступеньку. Так он в несколько секунд пролетал пару пролётов. Вот и сто сорок пятая квартира, вот и зелёный, советского времени звонок, до которого и дотронулась сейчас рука, зажав его. В квартире послышался звук птичьего пения, приятный звонок. Тяжёлые шаги и щёлканье открывающегося замка. Когда дверь открылась, за ней стоял парень, примерно, семнадцати лет. В руке которого была чашка чая, а в другой ключи от двери. Одежда на нём была почти что спальная – халат и тапочки. Лицо в самом плохом свете показывало человека, как программиста – заспавшиеся глаза, мешки под ними, длинное, худое лицо, и несколько отрешённое выражение на нём. Когда Мефодий сделал шаг за порог, Илья положил ключи в карман халата и пожал протянутую руку.
-Как дела? Лига вирусов ещё не победила Касперского?- весело поприветствовал Мефодий.
-Да нет, знаешь, они там чай пьют, кстати, сейчас и мы будем,- ответил ему программист и, услышав свист чайника, двинулся к кухне. Свист прекратился.
-Сейчас я чаю накачаю...
Мефодий улыбнулся и принялся стягивать с себя кроссовки. Прихожая была обставлена в лучших традициях – комод, зеркало, тёмный, домашний уют, создаваемый обоями и краской на потолке. Обувная полка и крючки для одежды. Мефодий, проверив, на месте ли мобильный телефон, тоже направился по коридору на кухню. Здесь всё было светло и чисто. Перегородка, разделяющая маленькую “столовую” от непосредственно самой кухни, была сплошь усеяна разномастными наклейками и календариками. Небольшой стол в углу был узок ровно настолько, чтобы можно было поставить возле него три стула. На подставке, вмонтированной в стене под потолком, располагался маленький телевизор. Со стороны, которую скрывала перегородка, раздался звук микроволновой печи, который они обычно издают, когда пища, ну или не совсем пища – это смотря как приготовить, готова. За стойкой появилась фигура Ильи с тарелкой в руках, на которой покоились тела, павших в нелёгкой схватке с человеческим естеством, четырёх бутербродов с плавленым сыром.
-Угощайся...- сказал Илья и протянул Мефодию тарелку, далее он поставил на стойку две чашки с ягодным чаем, аромат которого заполнил комнату в то же мгновение. – Я тебе сейчас такое расскажу...

Утро следующего дня. Дом Мефодия.
Квартира №126, седьмого дома по улице Ульянова.
05:57.
Обычная квартира дома, каких во множестве построили при Союзе. Просторная трёхкомнатная квартира. Неудобная кухня, раздельный санузел, захламленный балкон.
Судя по электронным часам, расположенным на маленьком прикроватном столике, сейчас около пяти часов утра. В кровати – молодой парень, лет семнадцати-восемнадцати. Средние по длине волосы сейчас надёжно закрывают всё лицо, уткнувшееся в подушку. Вся комната представляет собой типичное жилище одинокого человека. Дверь шкафа наполовину открыта, оттуда выглядывает рукав плотной рубашки. Рядом со шкафом стоит книжный шкаф-стол, на котором во множестве раскинута литература и, оставшаяся со вчерашнего вечера, чашка и тарелка. У окна расположился самый дорогой предмет этой комнаты – компьютер, который, кажется, почти никогда не выключался. И сейчас из колонок доносилась приглушённая музыка. Что-то из русского рока.
Цифры на часах сменились. По квартире пронеслись электронные звуки будильника. Парень, как будто и не спал, а ждал этой минуты. Он резко встал и подошёл к часам, чтобы выключить. Через две минуты он уже был одет и сидел за компьютерным столом.
Переменил список проигрывателя, пробежался по нескольким ссылкам. Открыл любимую, на которой находилась база весёлых цитат...
Через десять минут, он двинулся на кухню. Рефлекторно глянул в холодильник и, ничего, чем сейчас хотел перекусить, в нём не обнаружив, поставил на плиту чайник. Посмотрел в окно. На улице в столь ранний час уже бегали торопящиеся на работу люди, погода, для весны, стояла тёплая, хотя солнца пока и не предвиделось.
Парень вернулся в комнату, попутно включив телевизор, который начал на разные голоса разговаривать то с самим собой, то со зрителем.
-...А чем займёмся завтра?..
- Тем же, чем и всегда... Завтра, Пинки, мы снова попробуем завоевать ми...- парень переключил канал со словами: «Как дети могут это смотреть...»
-...о данным аналитиков, мы можем судить, что...
*секунда молчания, которая бывает, когда переключают канал.*
-...илл Смит, Томми Ли Джонс. В фильме...
Не дождавшись названия, парень нажал на пульте кнопку выключения. Всё равно, это было повторение и без того, тысячу раз просмотренного фильма.
Снова вернувшись к компьютеру, парень что-то набрал на клавиатуре, а после выбрал в меню выключения «ждущий режим работы».
Подошёл к шкафу и стал одеваться в уличную одежду. Затем, проверив, всё ли выключено, пошёл в коридор, обулся и вышел за дверь.

Башня стража Света. Тренировочный зал.
13:45
Эта комната в башне служила Светлому для тренировки своего воплощения в этом мире. Да, стражам тоже нужно поддерживать своё тело в хорошем состоянии. Стоит упомянуть, что в мире стражей с самого начала времени ведётся война. Хотя, это сказано слишком громко. Ведь длящаяся столь долго вражда уже не может быть кровопролитной, как войны человеческие. Нет, все основные страсти давно улеглись, но вражда осталась. Светлые стражи недолюбливают Тёмных, Тёмные – Светлых. И при удобном случае не побрезгуют возможностью вызвать друг друга на бой, который всё чаще выглядит как дуэль. Новая история знала множество и групповых сражений. Если сказать честно, то зрелище это настолько же ужасно, насколько и красиво. Но, всё же, вернёмся к нашему времени.
Тренировочный зал был просторен, по стенам располагались стойки с разным оружием. Здесь были и англо-саксонские мечи, и японские вакидзаси, и топоры варягов. Ближе к центру комнаты на полу были начертаны круги. По их контуру стояли, с равным промежутком, свечи...
Светлый сейчас упражнялся с мечём. Своим любимым оружием. Простая, прочная рукоять, обмотанная полоской кожи, лезвие с множеством зазубрин от огромного количества ударов. Баланс был настолько хорош, что меч почти летал в руке справного воина. Светлый не признавал никаких подлых заклинаний, наложенных на оружие. Единственное, чем этот меч отличался от любого простого – лезвие, и без того серебряное, было заговорено против бесов и иных исчадий Геенны. Длинное прямое лезвие рассекало воздух с лёгким свистом.
Со спины донёсся гулкий хлопок, который ещё долго отзывался эхом от стен. Со спины от Светлого, в двух-трёх метрах, стоял теперь Тёмный. Одет он был, как и Светлый, в короткую фехтовальную рубашку из шёлка, но только чёрного цвета. Штаны тоже были широкими и забирались в высокие сапоги. Длинные чёрные волосы были затянуты в хвост. Лицо было радостным сегодня. Улыбка не сошла с его губ даже тогда, когда Светлый, очертив мечём в воздухе дугу, остановил лезвие возле самой шеи прибывшего.
- Я ждал тебя, брат,- отстраняя меч, произнёс Светлый.
- Пришёл так скоро, как только смог,- с улыбкой ответил Тёмный, делая шаг для объятия.
- ...Надеюсь, ты не устал, я хочу сразиться с тобой прямо сейчас...- снова произнёс Тёмный.
- Конечно, нет, я знал, что нужно беречь силы.
- Тогда, защищайся...- Меч, возникший в руке Тёмного только сейчас, пронзил воздух совсем рядом со Светлым - тот успел отклониться. В комнате каждую секунду, как будто следуя за биением сердца, стал раздаваться громкий звон мечей. Отбивая удары и снова, готовясь к атаке, Светлый и Тёмный добрались до круга в центре зала. После очередного, сильного удара свечи вокруг вспыхнули ярким огнём, освещая всю комнату.
Взмах. Удар. Защита ноги. Снова удар. Ещё удар. Блок.
Светлый несколько раз отпрыгивал от свистящего клинка, намеченного на удар по ноге. Пару раз он заметил за собой грубые ошибки. Несколько раз ловил себя на мысли, что пытается попасть не столько по телу, сколько по клинку.
Удар. Звон раскатился по комнате и вернулся эхом. Удар. Защита. Удар. Снова удар.
Не проходило и выпада, чтобы мечи не соприкасались, издавая чистый громкий звук.
Тёмный и Светлый бились уже с ещё большей скоростью – два удара приходились на один удар сердца. Они кружились, как в танце, то, находясь совсем рядом, то, отходя на расстояние клинка. Так они кружились время, за которое сердцу хватило бы пережить девять сотен ударов...
Теперь уже выпады были откровенно редкими и вот, последний удар за этот день прошёлся по комнате звуком кричащей стали.
- *Вздох*... Ну, брат... Сегодня было даже лучше... *Вздох* ...чем при прошлой нашей встрече, - восстанавливая дыхание, произнёс Тёмный, опуская клинок на скамью.
- Да... Согласен,- ответил Светлый.
- Ну... Давай перейдём в гостиную...
Светлый встал со скамьи и согласно кивнул. Меч остался лежать на скамье. Тёмный приставил свой клинок к оружейной стойке. Оба двинулись к винтовой лестнице, находящейся на другом конце комнаты... Тремя этажами ниже – почти в подвале, располагалась лаборатория. На один пролёт выше – гостиная. Там же находился и круг телепортации, которым могли воспользоваться желающие посетить этот дом.
В самой комнате было просторно. Несколько бойниц давали нужное количество света, если что, можно было зажечь и пару светильников, или же чашу, висящую под потолком на цепях. Вдоль стен располагались во множестве скамьи и софы. Рядом с каждой был книжный шкаф, на полках которого находилась разная литература. Середину помещения занимал огромных размеров хрустальный шар. Рядом с ним были маленькие столики и кресла.
Светлый прошёл к очерченному на полу кругу, стал рассматривать руны, сплетавшиеся друг с другом на кромке линии. Тёмный же занял своё любимое место за одним из столиков, на котором лежала раскрытая на середине книга.
-... Thorinarot es cofis pre’chere...- раздельно произнёс Тёмный.
- Истина, брат мой... Что ж. Сегодня мне нужно отправиться в одно не самое близкое место...
- Которое? Может, я смогу тебе помочь?..
- Нет, брат. Это дела Нашей Канцелярии...
- Ну, раз так... Значит, я к себе, - Тёмный встал, потянувшись. Светлый переставил подвижный обод на среднем по размерам камне, стоявшем возле круга на полу. На ободе были выбиты какие-то символы. Сейчас два похожих символа на самом ободе и на поверхности самого камня совпадали. Создавалось ощущение, что один символ продолжает линию другого. Светлый опустил ладонь на центральный полукруг обода. По всей окружности очерченного круга пронеслась еле заметная голубая полоска, похожая на воду. Через секунду голубое свечение стало подниматься над полом и приобретать форму «люка» с той только разницей, что располагался он по вертикали.
- Удачи в делах Канцелярии...- сказал на прощание Тёмный и ступил сквозь слегка колыхнувшуюся грань портала.
- Она мне понадобится, - ответил в пол голоса Светлый, убирая руку и отходя от захлопнувшего свою дверь, портала.

Здание вокзала.
16:22
Огромный по площади зал. Почти всё пространство занимают сотни металлических скамей, за перегородкой гремят мелочью продавцы столовой и пассажиры, желающие за долгое время выпить стаканчик горячего кофе или пообедать. Над широкими створками дверей переливаются, меняясь, надписи зелёной окраски, оповещая пассажиров о прибытии и отправке очередного поезда. В стороне, ютясь в углу, расположились игровые автоматы, почти беспрерывно голосившие своим металлическим словом музыку, которая уже давно надоела всем людям, но от неимения лучшей участи, люди привыкают. Весь зал почти полностью погружён в сплошной гул голосов, скрежет металлических ножек скамей о каменные плиты пола, перекрикивание детей и женский голос, оповещающий, как и панель объявлений, о прибывающих и отбывающих составах. На одной стороне открытой двери висит табличка «Зал ожидания».
На подоконнике, с которого открывается шикарный вид на привокзальную площадь, сидел худой, высокий, с длинными тёмными волосами молодой человек. Он сидел, прикрыв ладонью глаза. Солнечный свет, приглушённый заслонившими небо тучами, оставлял лучи на всколыхнувшейся пыли подоконника. Парень был чем-то явно подавлен, прибывая в хмурой задумчивости.
Уже несколько часов Тёмного не покидало ощущение чего-то опасного и угрожающего, но не ему. Кому-то другому. Несколько раз, закрывая глаза, Тёмный видел перед собой яркие картины-видения, принадлежащие явно не этой реальности. Светлые тона, мягкие силуэты, воздушные ткани. Фигуры, окутанные в перья или в белоснежный пух.
Но очень скоро очертания растворялись. Тёмный мучился, силясь понять, что происходит. Сознание обречённо не решалось обращать внимание ни на что вокруг. Даже морок, который стражи обычно наводят на себя при скоплении смертных, Тёмный сейчас не решался использовать.
Снова вспыхнула картинка не собственного сознания. На этот раз он увидел какое-то тёмное пространство, похожее на крышу дома. Примерно пятиэтажка. На город опустилась ночь. На самом крае крыши в полный рост стоит высокая фигура парня с длинными волосами, вглядывающегося вниз – на улицы города. Внизу гудят автомобили, переливаются разными цветами витрины магазинов, сверкают экраны с рекламой, топают по грязному, уже давно забравшему в себя весь мусор городских улиц, снегу тысячи пешеходов. Видение снова пропало.
Тёмный резко оторвался от подоконника и скорым шагом направился к выходу из здания вокзала.

Крыша дома номер три по улице Гагарина.
16:37
Мрак неосвещённой крыши надёжно скрывал все неровности, выбитые кирпичи, провода под ногами. Сильный ветер развевал, закручивал снежные облака, добрую половину оставляя прилипшей к камню здания. Город вокруг как будто опустел. Не было слышно ни единого звука, принадлежащего тому, что там – внизу. Лишь ветер свистел, уворачиваясь от металлических «усов» антенн.
На самом крае крыши в полный рост стоит высокая фигура парня с длинными волосами, вглядывающегося вниз – на улицы города. Тёмный стоял так около четверти часа. Хлопья снега хотели пронзить его насквозь, но у них это не получалось – они всего лишь оставались на складках плаща, или же на лице, обречённые на скорую смерть, быть растаявшими. Зрачки немигающих глаз были неестественно широки. Лицо его, освещённое переменчивым светом от мигающей вывески какого-то магазина, было спокойным, но отрешенным. Он размышлял о чём-то несущественном, только чтобы не смотреть назад – за спину. Туда, где сейчас можно было отличить от каменной крошки тело. Тело молодого человека, безжизненно лежащего на холодном камне. Парня с длинными светлыми волосами. Парня, на белоснежном обычно плаще, которого сейчас темнела кровь стража.
В следующую минуту со стороны лестницы послышались странные, как будто звенящие звуки. Тёмная сторона крыши озарилась золотыми искрами. Три Светлых стража опустились на колени перед своим братом. Один из них обернулся на шум – белоснежный голубь, правда, чуть более большой, чем его сородичи, взлетел, одолев несколько кругов над крышей, затем просто растворился.
Парк отдыха.
13:43
Мефодий куда-то шёл. Сам не понимал, правда, куда. Его вели только любопытство и старая память. На пути он уже встретил несколько мест своём городе, где давно когда-то был. Сейчас же те места было просто не узнать. Вот и сейчас, проходя через парк, Мефодий приятно удивился – сейчас всё выглядело куда более привлекательным. Крашеные скамьи, стоящие вдоль тропинок, цветущие деревья. Мефодий шёл, не замечая почти ничего вокруг, не обращая внимания на то, что не запоминает дороги. Сейчас он был бы даже рад заблудиться, хотя и точно знал, что при всём его желании такое будет просто невозможно. Вот он пробежал по лестнице, выходившей на истоптанную полянку, по краям которой располагались красивые, деревянные скамейки. Правда, некоторые из них уже были испещрены мелкими надписями маркерами, краской или вообще гвоздём. Выбрав самую чистую скамью, Мефодий присел за неё и достал свой мобильный телефон. В сообщениях было новое письмо. Правда, ничего содержательного в нём не было, кроме того, что оператор сотовой связи предупреждал о состоянии счёта. Включив радио с телефона и найдя любимую волну, Мефодий огляделся. Странно было в это время суток – почти полдень выходного дня – не увидеть ни одного человека здесь, в спасительном теньке клёнов и лип. Тёплый ветерок свободно гулял то туда, то обратно по тропке, перекидывая сухие листья и мусор. На полянке суетилась стайка голубей и воробьёв. Мефодий почувствовал, что за ним наблюдают. Просто инстинктивно это понял. Оглянулся, но никого не заметив, вернулся к радио. Но потом снова поднял голову – на скамье, противоположной ему, сидел белый голубь, внимательно наблюдавший за тем, что делает парень. Когда Мефодий снова оглянулся и повернулся к скамье, на месте голубя сидел уже молодой человек, одетый вполне необычно для сегодняшнего дня. Длинный чёрный плащ, собранные в хвост тёмные волосы и тёмные рубашка и джинсы. Тёмный пристально смотрел на Мефодия. Так они просидели, не отвлекаясь ни на что около минуты. Мефодий чувствовал здесь какой-то подвох, одно появление чего стоит...
- Мефодий,- наконец сказал незнакомец. Даже не спросил, а утверждал.- Нам нужно поговорить.
- Но...
- Не «Но», а «Да», желательно добавить что-то по вкусу, например, «Хозяин» или «Повелитель», но с тебя пока и такого хватит,- негромко и спокойно произнёс Тёмный, вставая.
Больше Мефодий не смог ничего из себя выдавить и почему то беспрекословно последовал за незнакомцем.
После минутного молчания Тёмный начал рассказ.
- Читал классику?.. Гёте, Лавкрафт?.. Ну ладно. Что-то попроще. Представляешь себе Загробный Мир? Веришь в Бога?..- нехотя спрашивал Тёмный. На что, конечно же получал невразумительное мычание. – Хм... Тогда мне придётся объяснять тебе самому. Ведь ты же понятливый – э как ловко справился с порталом измерений...
Мефодий удивился осведомлённости этого человека, хотя и постарался не придать виду.
-...более того, ведь никак не напортачил в тех мирах. Но не об этом. Ты же знаешь, что в Мире есть две стороны истины. Свет и Тьма...
Далее почти несколько часов Мефодий с Тёмным бродили по парку, кругами продвигаясь то вглубь, то к окраинам парка. Тёмный всё рассказывал Мефодию о том, кто такие Стражи. Какую роль они играют в мире смертных. Чего стоит жизнь человека без тех, кто стоит над ними.
-... И вот, три дня назад случилось неприятное. Ряды Светлых потеряли своего стража. Более того, он был отличным стражем. Моя канцелярия послала меня за тобой, чтобы я ввёл тебя в курс дела, что сейчас разворачивается в нашем мире.
- Но почему вы мне всё это говорите?.. Ведь я просто чело...
- Нет. Ты не человек. И тем более, не просто человек. Ты – весьма преуспевающий маг.
- Но как?.. Я же и колдовать не умею!- как будто очнулся от оцепенения Мефодий.
- Колдовать и не обязательно. Тем более...- Тёмный достал руку из кармана плаща и поднял её повыше – в ней зеленел камень средних размеров.
- Что это?.. - спросил Мефодий, глядя, как лучи зелёного цвета отрываются от камня и перекидываются, как паутина к двум деревьям, опутывая их стволы и схватываясь в сетку. Через несколько секунд между двумя клёнами распахнулась дверь измерений, каких во множестве увидел Тёмный и о которых слышал Мефодий. Мефодий полетел вперёд – Тёмный подтолкнул его к порталу, не рассчитав силу.

Сорок пятое измерение.
Лес Аниран.
17:27 по времяисчислению Земли.
Когда Мефодий открыл глаза, он понял, что стоит на поляне, сплошь покрытой цветами и мягкой, зелёной травой. Вокруг росли могучие, древние деревья. Позади стоял Тёмный.
- ...Тем более что ты можешь колдовать, - завершил Тёмный.- Только постарайся.
Мефодий сначала и не понял, о чём тот. Но потом обнаружил, что в нём что-то изменилось. Что-то стало восприниматься совсем по-другому. Внезапно, он понял, что именно. Он как будто дышал в два раза глубже, как будто для двух лёгких. Заметил, что почти по всему телу пробегает какая-то веселящая, пьянящая волна Силы. Он понял, что сейчас он может сделать то, что в его мире называется таким странным для этого места словом – «Сверхъестественное». Если бы он захотел, он мог бы сейчас опустить на лес грозу или бурю. Захотел бы, скрыл бы вековые деревья обжигающим морозом. Но что-то сдерживало. Внутри, будто маленький человечек билось что-то, живущее помимо Воли. Разум. Разум, который почти всю жизнь наставлял Мефодия. Только благодаря Разуму, он оставался, пока, невредим во многих приключениях.
Сейчас Мефодий ограничился лишь тем, что выпустил от середины маленький, чуть видный на ярком свете солнца, огонёк, совершенно не обжигающий рук.
- Так что, как хочешь, но ты не просто человек,- с натянутой улыбкой произнёс Тёмный.
-... Похоже на то,- чуть слышно пробормотал в ответ парень.
- Так. На сегодня, пожалуй, пора остановиться. Сейчас ты отправишься домой. Но помни, что я к тебе ещё вернусь. Сегодня ты должен будешь хорошенько отдохнуть. Будь здоров!..- произнёс Тёмный, слегка подтолкнув замешкавшегося Мефодия, который, отступив на шаг оказался в мягких объятиях Портала, что отправил Мефодия обратно домой..
К этой работе пока нет ни одного комментария.
Ваше мнение будет первым!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи!

Если Вы зарегистрированный пользователь, то вам необходимо войти на сайт с помощью следующей формы:


Если Вы на сайте впервые, то Вам необходимо пройти РЕГИСТРАЦИЮ.


Возможно Вас заинтересует:
 Фотоальбомы пользователя Мак Мед






© 2019. «PUSHKINO.ORG». Все права защищены.
Реклама: reklama@pushkino.org
Использование любых материалов только с письменного разрешения администрации www.pushkino.org.
Мнение администрации не всегда совпадает с мнением автора. Администрация не несет ответственности за достоверность опубликованной информации и за отзывы, оставленные посетителями под материалами, публикуемыми на сайте.


фильмы года смотреть онлайн бесплатно