Вход | Регистрация
logo
Журнал пользователя:  Мак Мед

Мефодий...(В процессе написания...)   19.02.2008 21:54
Дверной замок недовольно проворчал что-то своим металлическим голосом, когда ключ провернулся в нём пару раз по часовой стрелке. Дверь плавно отворилась. На пороге стоял молодой парень, силуэт которого на фоне ясного и яркого дня, выделялся тёмным цветом. Парень был высок и худощав. Он сделал шаг в комнату и привычным движением кинул ключи на столик, что стоял рядом с ним. Дверь так же плавно затворилась. В комнате было душно и парень, быстро стянув с себя высокие чёрные сапоги, отправился открыть окно в гостиной. Пройдя через обставленный деревянной мебелью коридор, парень вышел в просторную комнату. Прямо напротив коридора располагался камин, который сейчас, конечно же, был не затоплен. На каминной полке лежала стопка писем, цветок в горшке и несколько серебряных кубков. Рядом с камином стоял шкаф, в котором находилась и другая посуда – тарелки, миски, стеклянная посуда. Посередине комнаты, на мягком, тёмном ковре стояли два хорошо сохранившихся, старых кресла с высокими спинками. Между ними находился маленький, низкий столик, на котором были оставлены две глиняные чашки, тарелка с крошками от пирога и подставка под салфетки для рук. С восточной стороны комнаты находились письменный стол, книжный шкаф и лестница наверх. Письменный стол часто использовался и был завален книгами, бумагами. На столе также стоял канделябр, в котором были две наполовину сгоревшие свечи. Чернильница и перья, похоже, находились в одном из ящиков стола. На листах пергамента были красивым, аккуратным почерком, без любой помарки написаны какие-то тексты. Вероятно, рассказы или зарисовки. На самом верхнем листе стопки, находившийся отдельно, был набросок, эскиз некоего рисунка.
Парень прошёл мимо камина, мимо кресел, обошёл привычным движением письменный стол и направился на второй этаж. Сразу после всхода лестницы находилась дверь, открыв которую, парень попал в свою спальню. Здесь всё было обставлено в типичном, холостяцком стиле. Широкая кровать была наскоро застелена, рядом с ней была тумба, на которой находилась ещё одна стопка книг и почти прогоревшая свеча. Окно, находившееся на восточной стороне, обеспечивало пробуждение от ярких лучей Солнца. Даже сейчас, ещё задолго до полудня, Солнце хорошо освещало ковёр, что был укреплён на стене, прямо над кроватью, тумбу и ещё один шкаф, в котором хранилась разная мелочь. Со стороны, противоположной входной была ещё одна дверь, замаскированная под стену. Туда-то парень и двигался, преодолев несколько футов всего пятью шагами. Снова в руке у него были ключи, уже другие, цвета серебра, с широким кольцом, в связке с которым были ещё несколько ключей разного размера и формы. Парень бросил быстрый взгляд через стекло окна на улицу. По мощёной дороге, громко чеканя шаг, проскакала лошадь, на которой ехал один из известных народу князей. Он был закован в блестящий доспех, к седлу лошади был прилажен меч. Встречающиеся на пути люди, крестьяне и обыватели низко кланялись и расступались перед князем и желали ему доброго утра и хорошего дня. На другой стороне улицы располагалась лавка булочника, чуть дальше, к центру города были и магазины разнообразных торговцев. Там можно было приобрести всё, начиная от хлеба, завершая могучим конём, главное, чтобы было золото.
Парень уже подошёл к двери и, сходу попав в дверной замок ключом, повернул им один оборот в сторону. Дверь послушно распахнулась, представив взору ещё одну комнату, окунутую в полумрак, так как там не было ни одного окна. Лишь свет из другой комнаты слегка освещал малую часть. Парень, так же привычно выудил из складки плаща кремень и, постучав о другой камень, высвободил искорку, которая, попав на поверхность факела, находившегося здесь же – на стене в подставке, моментально взялась и вот уже парень держит в руке горящий факел, освещая всю комнату. Комната несколько уступала по размерам спальне и не радовала глаза множеством деталей. Единственное, что приковывало взгляд, было зеркало, высокое и широкое, которое отражало парня, стоящего в полный рост. К слову сказать, одет парень был просто, со вкусом. Чёрный плащ, высокие, чёрные сапоги, кожаный, тёмный камзол. Лицо было худым и изнеможенным, или это блики огня показывают его не с лучшей стороны? Похоже на то. Стройный, высокий юноша уверенными шагами ступил прямо сквозь дрогнувшую поверхность зеркала.
Зеркало не разбилось, не ударило паренька. Оно просто впустило его в себя, оставив на своей поверхности только всё участившуюся с каждой секундой рябь и отражение открытой двери, ведущей в спальню. Парень, как всегда при переходе закрывал глаза, ибо держать их открытыми, когда их ослепляет свет сотен Солнц очень сложно и больно. Через секунду, привыкнув к мраку подвала, парень оказался в знакомом подвале. По левую и правую сторону тянулись тёмные, грязные стены. Тянулись, правда, недалеко. Парень поднял руку и провёл ею вдоль закрашенных кирпичей. Нажал на выключатель - в комнатке зажёгся свет. Лампочка была тусклой, старой, но работала безотказно и уже давно не требовала себе замены, пол был выложен плиткой, хотя некоторых фрагментов и не хватало. Впереди виднелась дверь. Парень бросил взгляд налево – там, на каком-то ящике лежала одежда. За которой он и потянулся. Через несколько минут, он был уже одет в современные джинсы, длинную футболку, джинсовую куртку и тёмные кроссовки. Выключив свет, парень твёрдыми шагами двинулся к жёлтым полоскам, какие бывают, когда видишь перед собой дверь, сквозь щели, от порога которой можно увидеть свет следующей комнаты. Три шага и вот он уже открывает новым ключом и эту, последнюю на пути дверь. Дверь, слегка скрипнула, но пропустила парня. Следующее помещение было простым коридорчиком подвала, каких в наше время бесчисленное множество. По правой стороне тянулись толстые трубы, под потолком свисали провода. Дверь, ведущая сюда, была снова заперта на ключ, и оказалось, что с этой стороны её ничего не стоит не заметить. Ещё несколько шагов отделяло юношу от свежего, загрязнённого автомобилями и человеческой деятельностью, воздуха. Поворот направо, ещё раз. Налево. Три ступеньки и теперь уж точно последняя дверь, которая даже не была заперта. Просто была приткнута кирпичом. Но и эта преграда была устранена, пружина, которая притягивала дверь, несколько раз натужно проскрипела что-то вроде: “Ходят тут...”
Вот и подъезд. Самый заурядный и обычный подъезд, каких тысячи. Стены по горизонтали делят напополам два цвета – синий и белый. Конечно же, нашлись и юные художники и просто хулиганы, которые углём и краской уже нарушили спокойствие этой части дома. Здесь красовались малопристойные каракули, такие же непристойные слова. Где-то на лестничной клетке, в одной из квартир, по телефону говорила некая тётка, явно переходя на высокие тона. Так обычно беседуют с ЖЭКом или другой коммунальной службой, когда чего-то явно не работает. Или работает, но не так. Парень направился вниз – к выходной двери, рука опустилась на холодную ручку металлической двери, другая так знакомо потянулась нажать на кнопку, которая разблокирует магнитный замок. Но дверь открылась сама – снаружи. Юноша отодвинулся ближе к стене, пропуская девушку с ребёнокjм, вежливо кивнув головой и прошептав, по привычке, одними губами: “Здрасьте...” Помог ей, придержав тяжёлую дверь, за что услышал слова благодарности и двинулся на улицу.
Сейчас было около одиннадцати асов утра, судя по горстке детей и родителей возле разукрашенной в разные цвета детской площадке. Разум снова вспомнил запахи города и его звуки. Тяжёлые басы, проезжающего самосвала. Музыка, жанра “Попса”, хотя, по мнению многих, это не жанр. Радостные крики и смех детей, бегающих по двору под присмотром родителей.
- Мефодий!- окликнул то-то. Парень Резко повернул голову в направлении, от которого донеслось это слово, конечно же, ведь его и зовут Мефодием.
К нему бежал, перебиваясь на быстрый шаг, парнишка, сверстник. Самый обычный тинэйджер, Чёрная футболка с трафаретом одной их популярных ныне музыкальных групп, джинсы, цепочки, наушник плеера, так грустно и обиженно покачивающийся на плече.
-Какие люди! Давно не видел. Как жизть?- тут же, не дождавшись ответа, начал обстрел вопросами его в прошлом хороший знакомый, но в силу обстоятельств и нехватки времени, малость заброшенный Мефодием, как и многие другие важные дела.
-Мишка! И тебе не болеть, дела хорошо... – продолжая идти по двору, ответил Мефодий.
Так они, беседуя и шутя, вдвоём прошли квартал, после чего Миша убежал по делам в магазин, а Мефодий продолжал идти к центру города. Город был не самым большим, находился под Москвой, был, по мнению Мефодия, намного приветливее мегаполиса, но о вкусах не спорят. Повсюду яркими глазами и улыбками ему встречались вывески и витрины магазинов и разных кафе. Множество самого разного народа бродило здесь в это, ой не соврать бы, субботнее утро. И группки малолетних хулиганов, то бишь тех, кто выглядел как среднестатистический хулиган. И вполне мирные на первый взгляд старушки, идущие под руку со своими супругами, так медленно, не торопясь, от чего Мефодию часто было неудобно на них смотреть – хотелось поделиться своей молодой силой, хотя бы частично, но он этого не мог... Сзади раздался звук велосипедного звонка и шум сжимаемой резины колёс, Мефодий лёгким движением освободил дорогу, прыгнув через низкий заборчик в сторону, где был маленький палисадник. За заборчиком начиналась тропка, выросшая здесь всего за несколько месяцев. Она вела к дому, если верить табличке на углу строения, номер сорок семь по улице Носова. К подъезду, которого Мефодий и направлялся. Подойдя к двери, он стал, как обычно, когда говорил по домофону, несколько нервничать, подбирая слова приветствия и размышляя, не перепутал ли номер квартиры. Но цифры 145 вбиты, кнопка вызова нажата, а сама электроника уже играет такую удивительно разнообразную мелодию, вот через полминуты ожидания в микрофоне раздаётся звук мужского голоса, который так по-доброму приветствует обычно людей, звонящих в эту квартиру в столь ранний час.
-Да. Чего надо?- приглушённо слышится сонный голос.
-Илья, эт я. Здравствуй, впустишь?
-Мефа! Да, конечно же, впущу, забегай...
Сеанс связи закончен, слова подобраны правильно и вот уже ещё одна магнитная дверь на сегодняшний день отворяется со звуком, присущим только таким дверям. По привычке, вытерев ноги о скомканную и побитую временем тряпку, лежащую на самом первом этаже, Мефа двинулся наверх, перепрыгивая через каждую вторую-третью ступеньку. Так он за несколько секунд пролетал пару пролётов. Вот и сто сорок пятая квартира, вот и зелёный, советского времени звонок, до которого и дотронулась сейчас рука, зажав его. В квартире послышался звук птичьего пения, приятный звонок. Тяжёлые шаги и щёлканье открывающегося замка. Когда дверь открылась, за ней стоял парень, примерно, семнадцати лет. В руке которого была чашка чая, а в другой ключи от двери. Одежда на нём была почти что спальная – халат и тапочки. Лицо в самом плохом свете показывало человека, как программиста – заспавшиеся глаза, мешки под ними, длинное, худое лицо, и несколько отрешённое выражение на нём. Когда Мефодий сделал шаг за порог, Илья положил ключи в карман халата и пожал протянутую руку.
-Как дела? Лига вирусов ещё не победила Касперского?- весело поприветствовал Мефодий.
-Да нет, знаешь, они там чай пьют, кстати, сейчас и мы будем,- ответил ему программист и, услышав свист чайника, двинулся к кухне. Свист прекратился.
-Сейчас я чаю накачаю...
Мефодий улыбнулся и принялся стягивать с себя кроссовки. Прихожая была обставлена в лучших традициях – комод, зеркало, тёмный, домашний уют, создаваемый обоями и краской на потолке. Обувная и крючки для одежды. Мефодий, проверив, на месте ли мобильный телефон, тоже направился по коридору на кухню. Здесь всё было светло и чисто. Перегородка, разделяющая маленькую “столовую” от непосредственно самой кухни, была сплошь усеяна разномастными наклейками и календариками. Небольшой стол в углу был узок ровно настолько, чтобы можно было поставить возле него три стула. На подставке, вмонтированной в стене под потолком, располагался маленький телевизор. Со стороны, которую скрывала перегородка, раздался звук микроволновой печи, который они обычно издают, когда пища, ну или не совсем пища – это смотря как приготовить, готова. За стойкой появилась фигура Ильи с тарелкой в руках, на которой покоились тела, павших в нелёгкой схватке с человеческим естеством, четырёх бутербродов с плавленым сыром.
-Угощайся...- сказал Илья и протянул Мефодию тарелку, далее он поставил на стойку две чашки с ягодным чаем, аромат которого заполнил комнату в то же мгновение...
К этой работе пока нет ни одного комментария.
Ваше мнение будет первым!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи!

Если Вы зарегистрированный пользователь, то вам необходимо войти на сайт с помощью следующей формы:


Если Вы на сайте впервые, то Вам необходимо пройти РЕГИСТРАЦИЮ.


Возможно Вас заинтересует:
 Фотоальбомы пользователя Мак Мед






© 2019. «PUSHKINO.ORG». Все права защищены.
Реклама: reklama@pushkino.org
Использование любых материалов только с письменного разрешения администрации www.pushkino.org.
Мнение администрации не всегда совпадает с мнением автора. Администрация не несет ответственности за достоверность опубликованной информации и за отзывы, оставленные посетителями под материалами, публикуемыми на сайте.